Змеиногорский район

Змеиногорск: Шутки в сторону. Какой след оставил на Алтае “народный губернатор” Михаил Евдокимов

Шутки в сторону. Какой след оставил на Алтае "народный губернатор" Михаил Евдокимов

7 августа исполняется 15 лет со дня гибели актера, певца, телеведущего и губернатора Алтайского края Михаила Евдокимова. В этот день будет сказано немало добрых слов в адрес Евдокимова-артиста, Евдокимова-человека. И это, разумеется, справедливо. И наверняка значительно меньше вспомнят о Евдокимове-политике, руководителе одного из самых непростых   регионов страны. И это тоже справедливо, потому что его политическое и управленческое наследие не совсем однозначно. Как успел проявить себя в политической жизни и какой след оставил в Алтайском крае губернатор Михаил Евдокимов, рассуждает корреспондент amic.ru Андрей Магас.

Клубок “черного пиара”

Михаил Евдокимов / Архив amic.ru

Политический опыт Михаила Сергеевича следует начать вспоминать с его избирательной кампании 2004 года. Высокопоставленные чиновники тогдашней администрации Алтайского края не восприняли серьезно намерение артиста выдвинуть свою кандидатуру в губернаторы. Более того, один из приближенных в то время главы региона Александра Сурикова в теленовостях заявил, что, мол, “нужно с юмором относиться к желанию артистов выдвинуться на высокие политические посты — как-то даже знаменитый писатель Марк Твен выдвигался в президенты США и написал об этом рассказ”. Власть успокаивало и то, что в 1995 году Евдокимов пытался пройти в Государственную думу по одному из региональных округов, но потерпел неудачу. 

Однако с приближением дня голосования, доклады чиновников, проводивших опросы пристрастий электоратата становились тревожнее. И вскоре понятно стало всем, что на выборах могут случиться неожиданности. Ну а когда команда Евдокимова (в которой первые роли играли приезжие и весьма искушенные политтехнологи, в том числе знаменитый и ныне находящийся за решеткой Илья Митькин-Спокойнов) вступила в предвыборную гонку, команда Сурикова в полной мере оценила высказывание Михаила Сергеевича “шутки в сторону”.

Именно избирательная кампания Евдокимова представила публике Алтайского края такое явление, как “чернушный” пиар, во всей красе. Конечно, и прежде на выборах штабы кандидатов не брезговали вбросами компромата (например, во время выборов губернатора 1996 года, когда победил Суриков), но здесь уровень предвыборной “грязи” превзошел все допускавшиеся ранее пределы. Скажем, едва ли не первый раз в выборах участвовали явные спойлеры или двойники, призванные оттянуть голоса у действующего губернатора. Пожалуй, самым ярким стал персонаж ростовского “стрелка” Виталия Сурикова, о котором был распущен слух, что он — сын Александра Сурикова, которому глава региона “хочет передать власть”. Александру Сурикову не хватило всего трех процентов для победы в первом туре. И — какая странность — именно столько, примерно три процента набрал на выборах Виктор Суриков, которого избиратели не видели даже на фотографии. За него голосовали либо те, кто поверил, что он сын Александра Сурикова, либо те, кто просто ошибся, поставив галочку напротив знакомой фамилии. В итоге Евдокимов набрал почти 40% голосов, а действующий губернатор Алтайского края не смог преодолеть барьер в 50% +1, чтобы выиграть выборы. Кандидаты вышли во второй тур. И да, интересный факт: явка на выборы тогда составила 62,26%.   

Пошли вразнос

Александр Суриков отвечает на вопросы журналистов о Евдокимове / Архив amic.ru 

Время от первого до второго тура (14 марта до 4 апреля 2004-го) вообще было отмечено вакханалией “черного пиара”. Вразнос пошли и пиарщики штаба Сурикова. “Евдокимовцы” провозгласили Сурикова “Алтай-баши” (по аналогии с турмен-баши). В ответ губернаторские пиарщики назвали своих оппонентов “вторжением “темных сил”. В этот же период на помощь Сурикову подключилась и “тяжелая кремлевская артиллерия”. Видимо “там” тоже решили, что Евдокимов достаточно “пошутил”. 2 апреля “Первый канал” показал репортаж о встрече президента РФ  и еще действующего главы администрации края Александра Сурикова. Материал завершало высказывание президента: “Мне понятно, кто сегодня является губернатором и кто им должен быть”. Это был очень толстый намек на то, что Путин предпочитает именно Сурикова видеть губернатором Алтайского края.

Но это не помогло. Маховик был раскачен. И 4 апреля пришедшие на выборы жители края главой региона выбрали популярного артиста, что вызвало явное раздражение в Кремле, учитывая трансляцию на всю страну пожелания президента. Как показали последующие события, а именно — отмена выборов глав регионов и замена их назначениями, в Администрации президента такого удара по самолюбию не простили.

Кадровая чехарда и “стертая” элита

Инаугурация Михаила Евдокимова / архив amic.ru

Период правления Михаила Евдокимова тоже не был скучным. Количество сменившихся вице-губернаторов, руководителях управлений, департаментов (региональных министерств тогда еще не было) трудно поддавалось подсчету. Нового губернатора обвиняли в некомпетентности, критиковали за неэффективную кадровую политику, за то, что он не сумел найти общий язык со СМИ и краевой элитой, за неготовность региона к зиме и посевной кампании и многое другое.

Справедливости ради, отметим, что со стороны Евдокимова предпринимались попытки наладить хозяйственные связи с Белоруссией, где глава региона с членами своей администрации побывал в январе 2005 года. Но дальше публичных заявлений о намерениях дело не продвинулось. Реальные деловые контакты были налажены уже при следующем губернаторе. Однако именно при Евдокимове были достигнуты договоренности (зачастую основанные на личных знакомствах Михаила Сергеевича) о приходе на Алтай белгородской компании “Приосколье” (ныне проект “Алтайский бройлер”), Кудряшовского свинокомплекса (ныне “Алтаймясопром”), но реализация и этих проектов выпала на период руководства регионом следующей администрации. В край пришла компания Уральская горно-металлургическая компания (в лице работающей в регионе поныне компании “Сибирь-полиметаллы”), занимающаяся разработкой рудных месторождений. Однако за всеми этими шагами виделись единичные шаги при отсутствии четкой стратегии развития региона. И такой беспроектный подход к хозяйственной деятельности, похоже, остается по сей день родимым пятном экономической политики в регионе.

Первое выездное заседание губернатора Михаила Евдокимова / Архив amic.ru

В то же время, с приходом к власти новой команды, была заморожена реализация планов газификации региона, которые начали верстать еще при Сурикове. Во всяком случае об этом (уже после гибели Евдокимова) заявляли в компании “Томсктрансгаз”. Не исключено, что это происходило под влиянием спонсоров его избирательной кампании — зарегистрированной в Ростове компании “Новоуголь”, в которой, как писала в 2004 году ростовская газета “Седьмая столица”, Михаил Сергеевич числился директором по маркетингу.   

Региональная элита, деморализованная поражением 4 апреля, долгое время не могла собраться с силами, но позднее все-таки консолидировалась и стала наносить ответные удары команде губернатора. Депутаты, общественные деятели, местные политики неоднократно выступали с гневными заявлениями в адрес команды Михаила Сергеевича. Апогея противостояние команды Евдокимова и Крайсовета достигло весной 2005 года.

30 марта губернатор заявил, что “противодействие со стороны депутатов приобрело открытую форму”, и отказался выступать на законодательном собрании с докладом об итогах социально-экономического развития: “Факты и цифры многие депутаты интерпретируют под определенные политические задачи и объективно оценить мою работу они не могут, да и не хотят”, — заявил тогда Евдокимов. В ответ, 31 марта на сессии краевого парламента губернатору Евдокимову было выражено недоверие.

губернатор Михал Евдокимов и председатль Крайсовета Александр Назарчук / Архив amic.ru

Конфликт так и не был погашен. Нападки друг на друга только подрывали и без того упавший авторитет местной власти.

Все закончилось 7 августа 2005 года, когда Михаил Евдокимов погиб в автокатастрофе. Однако члены его команды, надо полагать, стремясь выжать последнее, запустили слухи об “убийстве” “народного губернатора”, совершенное таинственными злыми силами, не позволившими ему сделать в Алтайском крае так, “как в Париже” — об этом намерении Евдокимов заявил французским журналистам вскоре после своей победы на выборах.

Момент истины

Конечно, неожиданный успех Михаила Евдокимова поначалу вселил оптимизм в самые разнообразные политические силы — от национал-патриотов (в команде одно время работал вице-губернатором симпатизирующий им Святослав Григорьев), до либералов (отметился в те годы в ранге опять-таки в должности вице-губернатора ветеран регионального либерального движения Алексей Сарычев), включая сомнительных персонажей (среди них Леонид Баклицкий, пойманный спустя несколько лет в должности главы Ростехнадзора на крупной взятке). Но вряд ли на таком “кадровом коктейле” можно было сотворить осмысленную региональную политику.

Но важно и то, что ни одна крупная политическая сила края в то время не смогла ни предложить губернатору, ни противопоставить ему реальный проект развития. И время правления Евдокимова стало для этих сил своего рода моментом истины, высветившим их политическое банкротство. Когда потребовалось выразить реальный протест — они сделать это так и не смогли. Что мы наблюдаем, по большому счету, по сей день.

Своей победой Евдокимов, конечно, просто “срезал” находившуюся у руля региона местную элиту. Но после этого краткого “похода в баню” продолжительностью год и четыре месяца последовал довольно жесткий “ледяной душ” бывшего работника Администрации президента Александра Карлина. Когда измельченная региональная “элита” уже не смогла обрести былого веса и авторитета. Возможно, это было справедливо. Но это обернулось длительным периодом стагнации социально-экономической сферы Алтайского края. Амител

ИСТОЧНИК

Показать больше
Яндекс.Метрика
Закрыть