Ключевский район: Бить или не бить

Ключевский район: Бить или не бить

18.12.2021 0 Автор Заринск 22

В соответствии с решением межведомственной чрезвычайной противоэпизоотической комиссии Алтайского края от 9 ноября 2021 года государственная ветеринарная служба прекратила выдавать ветеринарные сопроводительные документы на мясо.

Ю. Антошкина Убойный пункт ООО "Диалог"

Полученное при убое животных в личных подсобных хозяйствах граждан, с целью его дальнейшей реализации.

Введенный запрет не относится к убою животных в хозяйствах граждан в случае использования мяса для личных нужд.

В нашем районе специально отведенным местом для убоя животных является убойный пункт ООО «Диалог» Александра Мальченко. Желающие заготовить мясо со своего подворья могут обращаться непосредственно по месту размещения пункта по адресу: село Ключи, улица Северная, 6.

Владелец предприятия Александр Мальченко поделился с газетой своим мнением о том, необходимо ли было введение запрета на подворный убой животных, и какие трудности имеются в ведении бизнеса по реализации мяса и мясопродуктов в настоящее время.

– Для нашего района проблема запрета на домашний убой скота – не такая острая. Посмотрите только, сколько в Интернете объявлений о продаже свинины и говядины там свободно размещается. Но самое страшное не то, где животное забито, а самое страшное то, что забивают его без предубойного осмотра, – считает Александр Мальченко. – Когда у нас в полную силу бойня работала, здесь всегда был ветврач, который проверял продукцию и клеймировал ее. Все работало, и реализация продукции велась бесперебойно. А как сейчас? Сейчас ситуация совершенно другая. И тому есть несколько причин.

Во-первых, доставка животных на убой. Мы в «коматозе» остановились, но можем запуститься хоть сегодня, хоть завтра. Все работает. Но смысл в том, что надо дополнительно принять людей, если организовывать доставку. Что значит оказывать населению услуги по доставке и убою животных? На перевозку нужно минимум два человека, потому что в одиночку животное не погрузишь, плюс еще требуются водитель и один рабочий. То есть четыре человека надо. Если собрали 10 свиней и поставили стоимость забоя одной головы в районе 2 тысяч рублей, посчитав издержки и остальное, работать можно. Если только нет доставки. Но при этом, чтобы нормально функционировать, мы должны вести забой не периодически, а каждый день. Сегодня забили 10 голов, завтра столько же надо, и послезавтра. Люди приходят на работу, им необходимо платить зарплату. В те времена, когда мы в полную силу работали, когда в месяц мы били от 30 до 60 тонн, мы на эти затраты не обращали внимание. Нам не было разницы, куда ехать за животными, хоть в Каип, хоть еще куда. Мы здесь на весах отдавали деньги за мясо, а все издержки ложились на наши плечи. Потому что доходы позволяли это делать.

Во-вторых, раньше субпродукты продавались в нашем магазине. Сейчас это проблема, потому что своего магазина нет, а субпродукты куда-то необходимо реализовывать вместе с мясом. Поэтому нужны машины-рефрижераторы, чтобы возить продукцию. Сейчас зима – еще можно как-то хранить, а если лето – требуются холодильники. «Холод» же сейчас очень дорогой. Сырье подорожало в 3 раза. Раньше баллон фреона покупали за 1000 рублей, сейчас он стоит 4000 рублей. Заправочные емкости рассчитаны килограммов на 150.

Все, что я назвал, необходимо нам, чтобы бойня работала. Я пробовал запускать дело после того, как перестало существовать ООО «Западное». Не получилось. Мы не собрали за месяц даже 10 тонн мяса. На запуск при сегодняшних ценах на такой объем потребуется несколько миллионов рублей. Мы можем реализовывать продукцию с разницей максимум в 5 рублей – прибыль получается в размере 50 тысяч рублей за 10 тонн. Этого не хватает даже покрыть все расходы. Если бы было 40 тонн – это было бы 200 тысяч рублей, а если 10 – всего 50 тысяч. О кредитных же ресурсах здесь вообще речь не идет.

Если дело запускать на поток, нужно все, как положено, делать. Работать сегодня по-другому никак. Но оправдается ли это? Даже, если будем бить только «давальческое», ну пусть 10 голов в неделю, это не о чем. Производство рассчитано на 60 тонн в месяц, это около 200 голов КРС, не считая свиней. Но я не вижу наплыва желающих. Не было ограничений – и даже тогда 1 процента «давальческого» не было. Все сдавали именно на мясо. А сейчас реализуют перекупщикам. Так проще. Но самое главное – проверить мясо. У нас есть оборудование, ставят клеймо. А со двора никто не клеймит. Сложно определить, забивалось животное с температурой или без, принимало ли оно лекарство. Вот Красноярск пошел по другому пути. Если хочешь продать мясо на рынке, вызываешь ветврача, он осматривает животное, потом после забоя ставится клеймо. Но продать мясо ты можешь только сам, и только на рынке. Перекупщикам сдавать нельзя. А у нас им все мясо уходит. И остановить это невозможно. Приехали, забили и забрали, – говорит Александр Мальченко.

Ю. Антошкина, фото автора.

Автор: Юлия Антошкина

Источник