ЧП с ученицами барнаульской школы № 70: кто виноват и что делать

ЧП с ученицами барнаульской школы № 70: кто виноват и что делать

05.06.2021 0 Автор Заринск 22

Фото Олег БОГДАНОВ

Маленький изгой, над которым изощренно и методично издеваются подростки. Нет, это не сценарий фильма «Чучело», взорвавшего страну в начале 80-х. ЧП случилось на днях, в Барнауле. В «главных ролях» – ученицы школы № 70. С тех пор родители, педагоги, СМИ мучительно ищут ответы на вопросы классика: кто виноват и что делать?

Такое «кино»

Казалось бы, обычная ссора девчонок. Только вот завершилась она не по-детски. Над 11-летней девочкой издевались с особой жестокостью те, кто лишь на пару лет ее старше. Истязали, при этом снимали «кино», которое потом отправили маме жертвы и в аккаунты друзей.

Повторять смакуемые в СМИ подробности кошмара не будем. Хорошо уже то, что видео по требованию надзорных органов из Сети удалили и зачинщиц нашли быстро. Впрочем, в беседах со взрослыми они не сожалели о содеянном, стояли на своем – «она это заслужила». Это – о ребенке 11 лет, нуждающемся сейчас в медицинской и психологической реабилитации. 

Так повелось: после любого «детского» ЧП вопросы задают учителям школы, в которой учатся подростки. Как просмотрели назревающую беду? Резонные доводы, что всё случилось 23 мая, в выходной, когда школа была закрыта,  в расчет не берутся.

– Мы и сами сейчас задаем себе те же вопросы. Говорю не ради оправданий, а чтобы понять, что мы сделали не так, – директор школы № 70 Татьяна Гайнулина откровенна. – У нас учится 812 детей, работают опытные психолог и социальный педагог, налажены система профилактики правонарушений и безнадзорности, межведомственное взаимодействие со службой соцзащиты населения, инспекторами по делам несовершеннолетних, администрацией Октябрьского района, благо в компактном микрорайоне ВРЗ всё это удобно расположено рядышком. Знаем условия жизни каждого нашего ученика и даже на каникулах остаемся в курсе того, чем ребята заняты, как отдыхают.

ВРЗ – микрорайон с непростой судьбой. Хотя возможностей развития для детей здесь не меньше, чем в любом другом районе города. Рядом – ДК с детскими студиями, а сама школа № 70 – опорная площадка российского движения школьников, здесь работает один из лучших в крае поисковой отряд и еще множество подростковых объединений, в том числе волонтерское, с крепкими традициями.

«У себя в дому»

Наверное, в другой ситуации от Татьяны Гайнулиной мы не услышали бы столь выстраданных после ЧП слов: 

– У педагогов сейчас по сути руки связаны. Если нет на то разрешения родителей, а они часто отказываются от необходимой сыну или дочери помощи, мы не можем оперативно организовать психолого-педагогическое сопровождение ребенка, подобрать для него адаптированную и доступную программу. Из воспитательных мер учителю остаются лишь беседы, убеждение да правовые классные часы с участием сотрудников полиции. Но те же полицейские, даже зная, что в семье ребенка неблагополучно, не имеют права войти в дом без разрешения хозяев. Так почему самый строгий спрос – с педагогов?! Давайте тогда говорить и о родителях, и о том, что воспитывает не слово, а дело. Школе не выстоять в одиночку! Ведь ребенок «учится тому, что видит у себя в дому». А как быть, если уроки жестокости и безнравственности преподают детям именно мамы и папы?

Сейчас идет следствие. Школа № 70, пережив проверки и шок от событий конца мая, приходит в себя. С пострадавшей девчушкой работают врачи и психологи. Старшеклассники ходят на консультации, сдают ОГЭ и ЕГЭ, и, как обычно, с началом лета открылся пришкольный оздоровительный лагерь.

Опыт, горчайший для директора с многолетним стажем Гайнулиной, оставил и обиду. За коллег, детей и родителей, невольно втянутых в кошмар, едва не обнуливший репутацию школы. И по ее просьбе «АП» благодарит тех, кто не отвернулся, не опустился до сплетен и грязи в Сети, поддержал школьный коллектив в трудные дни. 

Посторонних нет

Директор краевого центра психолого-педагогической и медико-социальной помощи Людмила Домнич рассказала о том, что психологическая служба системы образования региона развивается сейчас семимильными шагами. А потому стала доступной абсолютно всем семьям и школам в городах и селах края. 

– Любому ЧП с участием детей предшествуют «звоночки», которые родители обязаны заметить, отреагировать. Сегодня просто стыдно говорить, что «мы не знали, не слышали», – с этой парадигмы замдиректора Елена Вдовина предложила начать разговор. – Нашим центром создан единый портал с разделами для педагогов и родителей, где разобраны все ситуации, которые хотя бы гипотетически могут случиться, включая и чрезвычайные, с пошагово прописанными алгоритмами, куда обращаться, если ребенок оказался в зоне риска. Как региональный оператор и методцентр по проблемам детской безопасности, мы ведем мониторинг образовательного пространства края, присутствуем во всех соцсетях, работаем с психологами и социальными педагогами школ, семьями, консультируем очно и дистанционно, срочно и планово, связаться с нами можно по WhatsApp или телефонам горячих линий.

– А конкретно про 70-ю школу Барнаула что можете сказать?

– Нет к ней вопросов. Ни к специалистам, ни к уровню организации воспитательной работы с детьми.

– Как вы думаете, обратятся ли за помощью психолога родители, не научившие свою 14-летнюю дочь главному – ценить достоинство и жизнь человека?

– Вопрос риторический. Но если родители не знают, куда идти за помощью, – знают школьные специалисты, которые видят назревающий кризис. Весь край знает, педагоги всех без исключения школ. Статистика говорит о чрезвычайной востребованности нашей службы. Ответы на самые горячие темы набирают на портале тысячи родительских просмотров. Это значит, зацепило. В 2019-м и 2020-м суммарно в крае дано 60 тысяч бесплатных семейных консультаций. Было бы желание – помощь придет. Но мы можем ее лишь рекомендовать, потому что по закону работаем только по запросу. А уж прислушаются к нам или нет… Это как раз та история, что случилась в школе № 70. Родителям девочек – участниц конфликта директор предлагала поддержку. Но не было на то их доброй воли. Не сочли нужным.

– Уже известно, что девочки, совершившие насилие, из благополучных семей. Как этот факт вяжется с тем, что они сделали?

– Подросток считается благополучным априори, если не состоит на учетах, не замечен в неблаговидных поступках, активен в общественных делах, хорошо выглядит внешне. Конечно, изменения в настроении детей  должны замечать и родители, и учителя. Но педагоги сейчас бумажной работой завалены, а маме, если она одна «тянет» ребенка, проще обвинить школу в предвзятом к нему отношении.

– Что всё-таки делать, чтобы подобные ЧП не повторялись?

– Прежде всего понять, что посторонних в этой теме нет. Говорить с детьми дома и в школе. О том, что есть у них не только права, но и обязанности. Одна из них – соблюдение принципа неприкосновенности личности. Чтобы подростки знали: за каждым преступлением следует адекватное наказание. Иначе как еще им достичь гражданской зрелости?

Факт

После инцидента с 11-летней школьницей краевой Следком возбудил уголовное дело по факту ненадлежащего исполнения обязанностей должностными лицами администрации Алтайского края и Барнаула. Дело на особом контроле Следкома России. Главной обвиняемой, 14-летней школьнице, предъявлено обвинение в совершении иных действий сексуального характера по отношению к беспомощной потерпевшей, не достигшей возраста 14 лет.

Между тем реготделением Российского детского фонда открыт сбор средств для пострадавшей девочки из малообеспеченной семьи. Перечисления можно сделать по реквизитам на сайте https://www.altaidetfond22.ru/ или через Сбербанк-онлайн на номер 8-983-393-8384.

Родителям на заметку

Если ребенок оказался в травматической ситуации насилия, развода родителей, смерти близкого человека, иного ЧП; возвращается из школы в порванной или грязной одежде, с синяками и ссадинами; проявляет нетипичные для него негативные эмоциональные реакции, срочно обращайтесь к классному руководителю, школьному психологу, на телефоны горячих линий (они есть на сайте краевого центра ППМСП):

  • 8-800-200-0122 – единый общероссийский, для детей и родителей;
  • 8 (3852) 35-88-22 – «Дети в беде» (жестокое обращение с детьми);
  • 8-800-350-0123 – краевой кризисный центр для мужчин;
  • 8 (3852) 66-86-88 – анонимная психологическая кризисная служба;
  • 8 (3852) 63-61-15 – краевой наркологический диспансер;
  • 8 (3852) 34-28-26 – экстренная психологическая помощь женщинам.

Барнаул 

Алтайская правда