В Алтайском крае реализуют проект «Памятники Победы»

В Алтайском крае реализуют проект «Памятники Победы»

19.04.2021 0 Автор Заринск 22

Фото Олег БОГДАНОВ

Проект, к реализации которого приступили юнармейцы Поспелихи, носит кодовое название «Памятники Победы». Сейчас ребята осваивают программы создания интерактивных приложений. Они пригодятся в составлении онлайн-карты с нанесенными на ней ссылками, QR-кодами и прочей гипертекстовой разметкой мемориальных объектов района.

От слова «память»

Поспелихинское отделение Всероссийского военно-патриотического движения юнармии, которому нет еще и трех лет, стало лучшим в крае среди сельских районов по итогам очень сложного 2020 года, как гордо заметила начальник штаба Лариса Пономарёва. В сводном отряде из нескольких школ района сегодня состоит около 250 человек, а 9 Мая он пополнится новыми юнармейцами.

Чем занимаются юные патриоты? Проектов множество. «Зарница», «Живые строки», военно-исторические квесты, волонтерская помощь сельским ветеранам. 
Но мы поговорим о недавно стартовавшем – «Памятники Победы». По задумке штабистов, два года уйдет на создание необычной карты, по ссылкам которой можно будет узнать историю именования улиц, создания памятников.  

– Мы это не сами придумали. «Подсмотрели» у патриотического движения школы № 53 Барнаула и адаптировали к сельским реалиям, – говорит Лариса Пономарёва. – Памятник – от слова «память». Но даже местные жители вряд ли расскажут сегодня, что за подвиг совершил во время войны Герой Советского Союза Иван Кузнецов, призванный из поселка Хлебороб. Или как ребятишки станции Озимая сами, по своей воле установили мемориал во дворе школы. Едва не утратили мы эту память. Суть проекта в том, чтобы ребята всколыхнули ее, копнули глубже в историю. Мы хотим восстановить справедливость, а для этого разворачиваем информационную кампанию и делаем первые шаги на пути создания интерактивной карты.

Пример Озимовской школы, который привела Лариса Геннадьевна, и впрямь удивителен. В поселке не было своего мемориала, к которому 9 Мая можно было бы возложить цветы, прийти «Бессмертным полком». Школьники придумали проект, заработали часть денег, а недостающие средства внес спонсор. Собранной суммы хватило на изготовление памятника и оплату его установки на пришкольном участке. Теперь это священное для жителей станции Озимая место. 

Дело совести

Начинают юнармейцы, конечно, не с пустого места. В их распоряжении – архивные материалы и опыт сотрудничества с районной газетой «Новый путь», рассказывающей о своих земляках. Но уже сейчас понятно, что надо будет заниматься исследовательской работой и ходить неведомыми прежде тропами.

Сейчас, например, уточняются сведения о фронтовике Иване Гончарове, полном кавалере ордена Славы, чьим именем названа улица в райцентре рядом со школой № 2. Об этом сообщила Алёна Плешкова, командир школьного юнармейского отряда «Служу Отечеству».

Подростки XXI века, слава богу, войны не знали. Зато на вопрос, чьи родные воевали в Великую Отечественную, поднимается лес рук.

У Марины Церинг – прадед Пётр Егорович Ищенко. Гвардии рядовой, удостоен главной солдатской награды – медали «За отвагу», был ранен. Умер после войны, но задолго до рождения правнучки.

Ольга Фадеевна Лебедева, прабабушка Егора Жилина, на фронте с 1941 года, а в 43-м воевала под Сталинградом. После тяжелого ранения была комиссована. «Мне всего год исполнился, когда ее не стало. Знаю бабулю лишь по семейным фото да рассказам родителей. Без подробностей. Самое время их восстановить», – уверен парень.

Прадед Артёма Пискунова, Николай Иванович Пискунов, родом с Урала, тоже дошел до Сталинграда и также получил немало ран и контузию, долго лечился в госпитале, а затем обосновался на Алтае, ближе к родне.

Дарья Федотьева из школы № 3 от родителей знает, что прадед Семён Петрович Фесенко на войне был снайпером и уничтожил не одну сотню фашистов. Но, увы, сам попал под вражескую пулю и после длительного лечения был комиссован.

Участие в мемориальных акциях, помощь ветеранам, возвращение памяти предков – это всё получается лучше, если действовать вот так, всем вместе. «У каждой семьи есть свои герои. И дело нашей совести, чтобы они не были забыты. Вот для этого я и пошла в юнармию», – говорит Алёна Плешкова.

Командир отряда «Юность» школы № 4 Иван Герасименко размышляет по-мужски лаконично:

– В патриотическом движении мы участвовали, конечно, и прежде. Но когда объединились, смогли систематизировать наши усилия и находки. Благо хватает сейчас в крае и стране информационных площадок – «Бессмертный полк», «Вахта памяти», исторические сайты и соцсети.

«…И мы сможем»

Одно дело – благие намерения, и совсем другое – конкретное село, обветшалый обелиск, построенный еще во времена колхозов, а сейчас не включенный ни в один реестр памятников истории и культуры… Былая, а ныне обшарпанная доблесть ржавой звездочки на заколоченном доме давно умершего ветерана Великой Отечественной… Как их восстанавливать? С чего начинать? Ведь ни одна администрация не может себе позволить «нецелевого» расходования средств, а слова «фандрайзинг» ребята-юнармейцы еще не знают…

Справятся ли? Лариса Пономарёва соглашается: проблема есть, она – в упрощенном восприятии темы войны поколениями, ее не видевшими: 

– К великому сожалению, многие патриотические проекты в стране сводятся к словам, за которыми – ничего. Ни глубины, ни смысла. Надо что-то говорить к 9 Мая – говорят. Произносят слова о реконструкции памятников, не задумываясь, насколько это сложный и финансово затратный проект. Это ведь отнюдь не онлайн происходит…

Что ж, звучит как вызов, который ребята, похоже, приняли, судя по ответу Ивана:

– Мы будем делать всё, что в наших силах. Благоустраивать мемориальные зоны, ремонтировать то, что сами можем, а за помощью пойдем в сельсоветы, администрацию района, будем зарабатывать, привлекать инвесторов. Ведь как-то же ребята со станции Озимая смогли установить сельский памятник… И мы сможем. 

Белые пятна

Они устранимы в познании истории, как считают ребята.

– Наверное, мы лучше знали бы героев войны, будь в нашем распоряжении достаточно достоверных источников, документальных и художественных, – рассуждают юнармейцы. – Надо, чтобы показывали правдиво, как в старых фильмах. «В августе 44-го…», «В бой идут одни «старики», «Аты-баты, шли солдаты…». В нынешних же новоделах полно искажений. Извините, когда показывают, как снаряд из Т-34 рикошетит о брусчатку и пробивает дно «пантеры», как поверить, что такое в самом деле было? Или вот сцена, в которой русские люди сидят в концлагере и думают: бежать им или дожидаться смерти? У них есть танк на ходу и снаряды, а русские, подчеркиваем – русские! – раздумывают? Ну это же бред! О фильмах, напрочь перечеркивающих историю войны, уже не говорим.

– За нас можно не беспокоиться,  – ручается за ребят Алёна Плешкова. – Мы-то выросли на этой истории, нам ее бабушки и дедушки на примере своих семей объяснили. А благодаря юнармейскому движению правда о войне будет жить, чтобы и те, кто идет за нами, знали ее.

Им надо торопиться. Потому что уже сейчас мы не нашли в аудитории 16–17-летних подростков ни одного, чьи прадеды и прабабушки живы. В 2019 году, когда День Победы в Поспелихе праздновали еще не онлайн, а как положено, на главной площади на трибуне для почетных гостей сидел единственный ветеран, «ведь он один остался из своего полка».

Дай бог, скоро свершится задумка юнармейцев из Поспелихи и появится онлайн-карта, сначала района, затем – Алтайского края. С именами и подвигами. Улицами и обелисками. Всем тем, что мы привыкли называть памятью народной.

Справка

Региональное движение юнармейцев – это 30 местных отделений, около 500 юнармейских отрядов и 11 тысяч юных патриотов.

Алтайская правда