Как работает частный медико-социальный пансионат «Новые зори» в Барнауле

Как работает частный медико-социальный пансионат «Новые зори» в Барнауле

18.04.2021 0 Автор Заринск 22

Фото Олег БОГДАНОВ

Медико-социальному пансионату «Новые зори», который расположен в пригороде Барнаула, чуть больше года. За это короткое время предприятие стало победителем регио­нального этапа Всероссийского Конкурса проектов в области социального предпринимательства, а также выиграло краевой грант.

Предприниматель Аркадий Вахлов, открывший пансионат «Новые зори», рассказал, как развивается этот социальный проект.

– Аркадий Валентинович, когда вы решили, что станете предпринимателем?

– Я, в общем-то, ничего не решал, сама жизнь подвела меня к тому, чтобы я пересмотрел свои цели. В 1990 году получил высшее образование по специальности «радиотехник». Мечтал делать магнитофоны круче, чем японские. Но в этот момент как раз по всей стране стали разваливаться заводы. И я ушел в бизнес. Как многие соотечественники, стал торговать. Затем, когда волна челноков схлынула, начал строительный бизнес. На моем счету пара офисных зданий и многоэтажек. Когда рынок захватили строительные монстры, занялся одноэтажным строительством.

– Строительство, торговля – довольно прибыльный бизнес. Зачем вам связываться с социальным проектом?

– Идея создания пансионата для пожилых людей витала в воздухе, и я подумал: а почему бы и нет? В Барнауле не такая сильная конкуренция, как в центральных городах России. Кроме нашего, в городе еще три небольших пансионата. Но рано или поздно к нам придут сетевые пансионаты, такие как санкт-петербургская «Опека» например. Пока они не двигаются за Урал, но как только соберут все деньги в Центральной России, отправятся к нам. К этому времени нужно успеть развиться, укрепить свои позиции.

– Почему вы решили обосноваться в здании бывшей районной больницы? Ведь оно было в запущенном состоянии. Не дешевле было построить новое?

– Здание площадью 3900 квадратных метров, которое мы выкупили, пустовало два года. Внутри было всё раскурочено. Чтобы привести его в порядок, пришлось вложить более 30 миллионов рублей. Пока отремонтировали два корпуса, один законсервировали. Новое, конечно, построить проще, но не узаконить. Различного рода согласования займут несколько лет. Бывшее здание ЦРБ подходило нам по всем параметрам, так как его строили по правилам медицинского учреждения. С точки зрения пожарной безопасности, требований Роспотребнадзора и других проверяющих организаций планировка отличная. Кроме того, оно находится рядом с сосновым бором. Удобно для прогулок пациентов. В поселке, где расположен пансионат, работать, кроме как на местной птицефабрике, негде, так что с кадрами особых проблем нет.

– Стоимость ваших услуг на одного пациента – 30–40 тысяч рублей. Не слишком ли это высокая цена для Алтайского края? Не отпугнет ли это клиентов?

– У нас в крае выбор среди учреждений, занимающихся уходом за пожилыми люди, такой: либо отдаешь каждый месяц три четверти пенсии (9 тысяч рублей) государственному дому престарелых, при этом остается еще 3 тысячи внукам на подарки, либо платишь частному пансионату 30–40 тысяч рублей. Мы ориентируемся на людей с доходом чуть выше среднего класса. Наши клиенты понимают, что сиделки не дешевле. Если они работают в две смены, то 36 тысяч рублей уйдет только им на зарплату. Конечно, сейчас процветает и серый бизнес. Любая бабушка, желая подработать к пенсии, берет к себе в дом двух-трех стариков. Но какой там за ними уход? А у нас комнаты на двух-трех человек, четырехразовое питание, своя медсестра, районная поликлиника через стенку, прогулки на свежем воздухе, мастер-классы.

– Участвует ли государство в развитии частных пансионатов?

– Все мы действуем в рамках Федерального закона «Об основах социального обслуживания граждан в РФ». На уровне края принято постановление № 543 от 11.12.2014 «Об утверждении Порядка определения размера и выплаты компенсации поставщикам социальных услуг, которые включены в реестр поставщиков социальных услуг Алтайского края, но не участвуют в выполнении государственного задания (заказа)». В нашем крае принят понижающий коэффициент – 0,5 для расчета выплат поставщикам социальных услуг. Это значит, что нужно работать с государством по ценам 15 тысяч рублей на человека, а компенсировать будут 7,5 тысячи рублей. При таком подходе мы должны перестать платить работникам, кормить пациентов только вареной свеклой и разоряться, поскольку платить за электричество, отопление за нас никто не будет.  Мы не пользуемся этой доплатой и устанавливаем свои цены на услуги. В городах центральной части России всё устроено по-другому. Например, в Санкт-Петербурге 30 тысяч рублей полагается заплатить пациенту в месяц за услуги пансионата, из них три четверти суммы отдает пациент, остальное компенсирует государство. Получается, что расценки у нас как в Санкт-Петербурге, а компенсация меньше.

С 2014 года, когда это постановление было принято, прошло шесть лет, край у нас уже не такой дотационный, как прежде. Пора возвратиться поставщикам компенсаций к оплате по общероссийским законам, тогда предпринимателям выгодно будет пользоваться данной компенсацией.

– Сколько нужно набрать клиентов, чтобы ваш бизнес без помощи государства стал прибыльным?

– Для рентабельности нужно 60–70 пациентов. Сейчас у нас наполняемость пансионата – 30–40 человек. Пока работаем в минус, и я вынужден каждый месяц искать 100–200 тысяч рублей, чтобы закрыть дыры в расходах. Плата за отопление, электроэнергию, штрафы не зависят от количества проживающих. Чтобы был доход, должно увеличиваться число пациентов. Пандемия их подкосила. До нее число пациентов росло, а сейчас – стагнация.

Недавно ввели новую услугу – кратковременное пребывание в пансионате, и она оказалась востребованной. Родственники охотно оставляют пожилого человека на пару недель или месяцев, чтобы решить за это время какие-то свои проблемы.

– Как повлияют на ваши планы новые СанПиН для домов престарелых, которые начали действовать с декабря 2020 года?

– 98% пансионатов и домов престарелых в России по новым санитарным требованиям уже четыре месяца вне закона. Коридорная система упразднена, теперь всё должно быть организовано по квартирному типу – со столовыми, кухнями, душами и туалетами. А вот в медицинских учреждениях по уходу за пожилыми людьми всё осталась без изменений. И сейчас предприниматели будут стремиться получить сертификаты медицинских пансионатов. Перед нами эта проблема не стоит, поскольку у нас есть медицинская лицензия по уходу за больными.

– В Алтайском крае создан реестр поставщиков социальных услуг. Почему вы еще не там?

– Мы изучили опыт других регионов в этом вопросе. Все частные пансионаты бегут из реестра и вынуждены переименовываться, поскольку как только попадают в него, к ним сразу идут проверяющие из всех ведомств. Но мы готовы войти в реестр, если в крае будет пересмотрен коэффициент государственных компенсаций для пансионатов.

– И всё же вы не бросаете начатое. Каковы ближайшие планы?

– Сейчас мы устанавливаем лифт в здании для удобства передвижения пожилых людей и облегчения работы персонала внутри корпусов.

На выигранный в этом году краевой грант построили пандус, теперь пациенты имеют возможность на колясках выезжать на улицу, дышать свежим воздухом. Летом сделаем дорожку для прогулок на территории пансионата, высадим вдоль нее ели и сосны, построим беседку.

Нам очень хочется соответствовать той планке комфорта для клиентов, которую мы сами себе задали.

Барнаул 

Алтайская правда